Опубликовано: 08 апреля 2017 г.

Кремлю предстоит ответить на вызов Белого дома

Кремлю предстоит ответить на вызов Белого дома

На первый взгляд реакция Москвы на удар «томагавками» по сирийской авиабазе Шайрат может показаться слабой.

Однако в этом деле действительно хватает странностей, которые намекают на наличие скрытой от широкой публики повестки и договоренностей. Но, несмотря ни на что, Кремлю придется принять брошенную ему «перчатку».


Реакция Москвы на удар США по сирийской авиабазе оказалась, к удивлению наблюдателей, относительно спокойной и весьма формальной:

1. Пресс-секретарь российского президента заявил, что «этот шаг Вашингтона наносит существенный урон российско-американским отношениям, и без того находящимся в плачевном состоянии».

2. Россия приостановила заключенный со Штатами меморандум о безопасности полетов в Сирии.

3. Сергей Лавров также отметил, что действия США наносят ущерб и так подорванным отношениям между двумя странами, однако выразил надежду, что «провокации не приведут к необратимым результатам».

4. Владимир Путин провел оперативное совещание с постоянными членами Совета безопасности России, посвященное ракетной атаке, которая была квалифицирована как акт агрессии.

5. Фрегат «Адмирал Григорович», вооруженный крылатыми ракетами «Калибр», направился в Средиземное море, где зайдет в пункт материально-технического обеспечения ВМФ России в сирийском Тартусе.

6. Россия созвала внеочередное заседание Совбеза ООН в связи с осуществленным ракетным ударом.

7. При этом по поводу возможной отмены визита в Россию госсекретаря Рекса Тиллерстона Кремль ограничился крайне обтекаемым комментарием.


На фоне вызывающего силового решения и шага Вашингтона данную реакцию Москвы легко было бы расценить как слабую, если не беспомощную. Однако есть некоторые обстоятельства, которые указывают на то, что ситуация куда более сложная.



Во-первых, Штаты заранее уведомили российскую сторону о грядущем массированном ударе, что очевидным образом намекает на желание избежать жертв (и как следствие эскалации) со стороны России.

Во-вторых, результаты самого удара вызывают очень большое количество вопросов. Если относительно небольшое количество жертв можно объяснить тем, что Россия, получившая информацию об атаке, предупредила сирийскую сторону, и та успела эвакуировать большую часть людей, то незначительный ущерб, нанесенный самой базе, заставляет строить версии, как такое вообще оказалось возможным.

После массированного удара 59 ракетами «Томагавк» осталась практически неповрежденной взлетно-посадочная полоса.

В-третьих, российское Минобороны прокомментировало произошедшее с явным ехидством, заявив, что до авиабазы Шайрат долетело только 23 ракеты. Также российскими военными было опубликовано видео, подтверждающее ограниченность нанесенного ударом ущерба.


В свою очередь США заявили, что в цель попали 58 выпущенных «томагавков».

Однако с учетом нанесенного ущерба, возможно, американцам было бы лучше согласиться с версией российского Минобороны. Слишком уж несоразмерными выглядят приложенные усилия с полученным результатом.

Неудивительно, что по совокупности обстоятельств были выдвинуты многочисленные версии, объясняющие странности произошедшего. Например, что имела место согласованная с Россией акция, развязывающая руки Трампу, против которого внутри США никак не унимается жесткая кампания по обвинению его в связях с Кремлем.

Следует отметить, что риторика Кремля в отношении Трампа и его администрации всегда была весьма сдержанной, основанной на принципе, что Москва будет судить не по словам, а делам, которых долгое время не было.

Атака США на Шайрат дала Москве точку опоры в формулировании своей позиции в отношении американского президента и его администрации.

В частности, премьер-министр России Дмитрий Медведев прямо написал: «Все. Остатки предвыборного тумана рассеялись. Вместо растиражированного тезиса о совместной борьбе с главным врагом — ИГИЛ* администрация Трампа доказала, что будет яростно вести борьбу с законным правительством Сирии».

Это, разумеется, не исключает возможности сотрудничества и тех или иных договоренностей, в том числе подковерных, между Кремлем и Белым домом.

Совершенно не исключено, что за ударом по сирийской авиабазе действительно есть скрытая от широкой публики повестка. Однако это ни в коей мере не отменяет проблемы, которая встала перед Кремлем.

Успехи сирийской кампании и в целом сильная позиция страны последних полутора лет в ближневосточном регионе создали России определенную репутацию и сделали ее ключевым центром силы там. Атака на Шайрат эту гегемонию России пошатнула. Это тем более актуально, что речь идет об очень специфическом регионе, где сила и сохранение лица являются важнейшими пунктами любой репутации.

Чтобы компенсировать репутационный ущерб, Москве с неизбежностью придется ответить на брошенную ей Вашингтоном в ночь на 7 апреля «перчатку». Правда, опыт показывает, что в данный момент во главе России стоят люди, мыслящие нелинейно и предпочитающие находить асимметричные, но оттого не менее болезненные ответы на возникающие вызовы.

В социальных сетях начали активно распространяться хештеги #Trump_Terrorist и #STOP_USA_TERROR, которые продолжат набирать популярность в связи с агрессией против мирных жителей и военных Сирии.


Ирина Алкснис

Деловая газета «Взгляд»

Источникшаблоны для dleскачать фильмы
Загрузка...
Загрузка...
Loading...