Опубликовано: 04 декабря 2016 г.

Washington Post: Триумфу Запада пришел конец

Washington Post: Триумфу Запада пришел конец

Фото: Life.ru

25 лет назад — в декабре 1991 года — ушел в небытие коммунизм, закончилась холодная война, и не стало Советского Союза. Это был крупнейший распад империи в современной истории, и при этом не было сделано ни одного выстрела. Это стало событием библейского масштаба, стать свидетелем которого мое поколение и не рассчитывало. Как проникновенно написал Вордсворт (говоря о французской революции), «увидеть ту зарю уже само являлось счастьем/Но видеть молодым — блаженством было высшим».

Эта заря ознаменовала окончательную победу либерально-демократической идеи. Этот рассвет сулил наступление эпохи доминирования Запада во главе с превосходящей других Америкой — последней из оставшихся в мире сверхдержав.

И именно так и было на протяжении десяти лет, по мере того, как сообщество демократических стран расширялось — сначала за счет стран Восточной Европы и бывших советских колоний. США занимали настолько доминирующее положение, что, когда, 31 декабря 1999 года они уступили контроль над одним из самых ценных в мире геостратегических объектов — Панамским каналом — никто даже не заметил.

Эта эпоха закончилась. На арену вернулись и набирают вес авторитарные государства, демократия защищается, США сдают свои позиции. За примером далеко ходить не надо — посмотрите на Алеппо. Поддерживаемое Западом сопротивление местному тирану (а его поддерживают набирающаяся сил Россия, расширяющийся Иран и множество марионеточных шиитских вооруженных формирований) находится на грани краха — оно в любой может быть подавлено. Россия бомбит, а Америка выступает с заявлениями.

Ничто так не символизирует завершение бурного и пьянящего исторического торжества либеральной демократии. Запад замкнулся в себе и отправляется восвояси, потерпев поражение под натиском поднимающих голову авторитарных государств — России, Китая и Ирана. Во Франции недавно выдвинутый консервативной партией кандидат в президенты — по нынешней моде консервативен, придерживается популистских взглядов и терпимо относится к Владимиру Путину. Да и некоторые из молодых демократических стран Восточной Европы — Венгрия, Болгария и даже Польша — сами демонстрируют авторитарные тенденции.

И в то время, когда Европа начинает уставать от санкций, введенных против России за ее насильственные действия в отношении Украины, широко разрекламированная «изоляция» России, устроенная президентом Обамой, бесславно сходит на нет, поскольку наш госсекретарь снова и снова смиренно ездит в Россию — умолять о пощаде в Сирии.

Европейский Союз, крупнейший в мире демократический клуб, в скором времени и сам может развалиться — поскольку на всем континенте ширятся движения воде Брексита. При этом его члены с неприличной поспешностью бросились восстанавливать экономические отношения с деспотичным и агрессивным Ираном.

Что же касается Китая, еще одной крупной державы, оспаривающей мировой порядок, сложившийся после холодной войны, то предпринятый администрацией США «разворот» (в сторону Азии) обернулся полным провалом. Филиппины открыто перешли на сторону Китая. Потом за ними последовала Малайзия. И остальные наши азиатские союзники начинают искать пути отхода и подстраховываться. Когда президент Китая обратился в прошлом месяце в Перу к представителям стран Тихоокеанского региона, он заявил, что Пекин готов взять на себя заботу о том, что осталось от Транстихоокеанского партнерства, от которого теперь уже отказались руководители обеих крупнейших политических партий США.

Отступление Запада началось с действий Обамы, который отреагировал на (предполагаемую) излишнюю напряженность обстановки после терактов 11 сентября, уйдя из Ирака, предложив России примирение («перезагрузку») и пойдя навстречу Ирану, чтобы уладить с ним разногласия. В 2009 году Обама отказался даже от риторической поддержки народного восстания против власти аятолл.

Дональд Трамп хочет продолжить это отступление — хотя и по совершенно другим причинам. Обама приказал отступать, поскольку он всегда чувствовал, что Америка недостаточно совершенна для мирового господства, слишком порочна, чтобы иметь моральное право выступать в качестве мирового гегемона. Трамп же последует его примеру, испытывая пренебрежение к союзникам и избегая конфликтов, потому что мир недостаточно хорош для нас — потому, что это недостойные, неблагодарные, иностранцы-иждивенцы, спокойно живущие под нашей защитой и за счет наших пожертвований. Пришло время позаботиться о наших собственных американских интересах.

Трамп — не первый, кто приводит подобные доводы. В самом конце холодной войны в 1990 году Джин Киркпатрик (Jeane Kirkpatrick), типичный неоконсерватор, утверждала, что теперь наступило «обычное время, и мы должны стать обычной страной». Пора сбросить с себя бремя XX века — перестать заниматься сохранением мирового порядка и совершать сверхчеловеческие усилия во имя всеобщих ценностей. Борьбы против фашизма и коммунизма, длившейся два с небольшим десятилетия, вполне достаточно. Разве мы не заслужили того, чтобы отойти от дел и спокойно отдохнуть?

В то время я утверждал, что мы действительно это заслужили, но суровая история не даст нам эти воспользоваться. Спокойствие и отдохновение предполагают наличие некоего выдуманного, сказочного мира, в котором стабильность поддерживается сама по себе без участия Соединенных Штатов. Но это не так. Не передышку мы получили бы, а посеяли бы хаос.

Четверть века спустя мы испытываем то же самое искушение, но на этот раз — в более сложной и более опасной обстановке. Приходится бороться еще и с распространяющимся по всему миру джихадизмом, и мы не чувствуем ничего похожего на то превосходство над традиционными противниками, которое у нас было в 1990-е годы, когда мы дали себе отдых и не участвовали исторических событиях.

Мы можем выбрать спокойную жизнь, но ее у нас не будет.


The Washington Post, США
Чарльз Краутхаммер (Charles Krauthammer)


Источникшаблоны для dleскачать фильмы
Загрузка...